?

Log in

No account? Create an account

Сыщик (Шекли Р.)
orangetreedizzy

   При входе Марвина он поспешно обернулся и сказал:
   - Давно пора. Я вас ждал.
   - Серьезно? - не поверил Марвин.
   - Ну, не то чтобы уж совсем, - признался марсианин. - Но я установил,
что такое начало беседы достаточно эффектно и создает атмосферу доверия.
   - Зачем же вы губите эту атмосферу, открывая ее секрет?
   - Все мы далеки от совершенства, - пожал плечами марсианин. - Я всего
лишь простой труженик - сыщик. Урф Урдорф. Садитесь. Кажется, мы  напали
на след вашей меховой шубки.
   - Какой меховой шубки? - удивился Марвин.
   - Вы разве не мадам Риппер де Лоу - травести, - которую вчера вечером
ограбили в отеле  Красные Пески"?
 - Конечно, нет. Я Марвин Флинн. Потерял тело.
 - Да, да, разумеется, - энергично закивал сыщик Урдорф. - Давайте-ка
по порядку. Вы случайно не помните, где находились, когда впервые
заметили пропажу тела? Не спрятали его кто-нибудь из ваших друзей, желая
подшутить над вами? А может, вы его сами куда-нибудь заткнули или
отправили отдохнуть?
 - Вообще-то оно не то чтобы пропало, - сказал Марвин. - По-настоящему
- его украли.
 - Так бы и говорили с самого начала, - обиделся Урдорф. - Теперь дело
предстает в совершенно ином свете. Я всего лишь сыщик; никогда не
выдавал себя за чтеца чужих мыслей.
 - Очень жаль, - сказал Марвин.
 - Мне тоже жаль, - сказал сыщик Урдорф. - Это я о вашем теле. Должно
быть, для вас это был форменный удар.
 - Да, так оно и было.
 - Представляю, каково вам теперь.
 - Спасибо, - поблагодарил Марвин.
 Несколько минут посидели в дружелюбном молчании. Первым заговорил
Марвин.
 - Ну?
 - Прошу прощения? - ответил сыщик.
 - Я говорю ну"?
   - А-а! Извините, первый раз я вас не расслышал.
   - Это ничего.
   - Спасибо.
   - Ради бога, пожалуйста.
   Вновь наступило молчание. Затем Марвин опять сказал:  Ну?", а Урдорф
ответил: Прошу прощения? - Я хочу, чтобы мне его вернули, - сказал
Марвин.
 - Кого?
 - Мое тело.
 - Что, что? Ах да, ваше тело. Гм, еще бы вы не хотели, - под-хратил
сыщик с понимающей улыбкой. - Но это, конечно, не так-то легко, правда?
 - Откуда мне знать, - ответил Марвин.
 - Да, знать вам, пожалуй, неоткуда, - согласился Урдорф. - Но смею
вас уверить, это не так-то легко.
 - Понимаю, - сказал Марвин.
 - Я вот и надеялся, что вы поймете.
 Произнеся эти слова, Урдорф погрузился в молчание.
 Молчание длилось приблизительно секунд двадцать пять плюс-минус
секунда или две: к концу этого периода терпение у Марвина лопнуло, и он
закричал:
 - Черт вас возьми, намерены вы шевельнуть пальцем, чтобы вернуть мне
тело, или же будете просиживать свою толстую задницу, не говоря ни
единого путного слова?
 - Конечно, я намерен вернуть вам тело, - сказал сыщик. - Или, во
всяком случае, попытаться. И незачем меня оскорблять. Я в конце концов
не машина с готовыми ответами на перфокартах. Я разумное существо, такое
же, как и вы. У меня свои надежды и страхи. И свой метод ведения беседы.
Вам он может казаться не очень действенным, но я нахожу его в высшей
степени целесообразным.
 - Это действительно так? - смягчился Марвин.
 - Право же, так, - в кротком голосе сыщика не было и следа затаенной
обиды.
 Казалось, вот-вот наступит очередное молчание, поэтому Мар-вин
спросил:
 - Как по-вашему, есть ли надежда, что я.., что мы вернем мое тело?
 - Есть, и большая, - ответил сыщик Урдорф. - Я, откровенно говоря,
рискну зайти довольно далеко и заявить, что уверен в успехе. Моя
уверенность базируется не на изучении вашего конкретного случая, о
котором мне известно очень немногое, а на простейших статистических
выкладках.
 - А выкладки свидетельствуют в нашу пользу? - осведомился Марвин.
 - Вне всякого сомнения! Судите сами: я квалифицированный сыщик,
владею всеми новейшими методами, мне присвоен высший индекс
оперативности - АА-А. И все же, несмотря на это, за пять лет полицейской
службы я еще ни разу не раскрыл преступления.
 - Ни единого?
 - Ни единого, - решительно подтвердил Урдорф. - Люботытно, не правда
ли?
 - Да, наверное, - сказал Марвин. - Но ведь это значит...
 - Это значит, - перебил его сыщик, - что полоса неудач, самая
редкостная из всех мне известных, по статистическому ожиданию должна
вот-вот кончиться.
 Марвин смешался, а это ощущение непривычно для марсианского тела. Он
спросил:
 - А что, если полоса все же не кончится?
 - Не будьте суеверным, - ответил сыщик. - Теория вероятностей на
нашей стороне; в этом вы убедитесь даже при самом поверхностном анализе
создавшегося положения. Я завалил сто пятьдесят семь дел подряд. Ваше
сто пятьдесят восьмое. На что бы вы поставили, если бы были заядлым
спорщиком?
 - На то, что и дальше будет так продолжаться, - сказал Мар-вин.
 - Я тоже, - признался сыщик с виноватой улыбкой. - Но тогда, заключая
пари, мы исходили бы из эмоций, а не из разумного расчета. - Урдорф
мечтательно поднял глаза к потолку. - Сто пятьдесят восемь неудач!
Фантастическая цифра! Такая полоса неминуемо должна кончиться! Скорее
всего я теперь могу сидеть у себя в кабинете сложа руки, а преступник
сам найдет ко мне дорогу.
 - Да, сэр, - вежливо согласился Марвин. - Но вы, надеюсь, не станете
пробовать именно такой метод.
 - Да нет, - сказал Урдорф. - Его я испробовал в деле номер сто
пятьдесят шесть. Нет, ваше дело я буду расследовать активно. Тем более
что здесь налицо преступление сексуальное, а такие вещи меня особенно
интересуют.
 - Извините? - пролепетал Марвин.
 - Вам совершенно не в чем извиняться, - заверил его сыщик. - Не
следует испытывать чувство неловкости или вины только оттого, что вы
стали жертвой сексуального преступления, пусть даже народная мудрость
многих цивилизаций считает, будто в таких случаях на жертву ложится
позорное пятно, исходя из презумпции ее сознательного или
подсознательного соучастия.
 - Нет, нет, я не извинялся, - сказал Марвин. - Я просто...
 - Вполне понимаю, - прервал его сыщик. - Но не стыдитесь, расскажите
мне самые чудовищные, омерзительные подробности.
 Считайте меня безликой официальной инстанцией, а не разумным
существом с половыми признаками, страхами, желаниями, вывихами,
поползновениями...
 - Я все пытаюсь вам втолковать, - сказал Марвин, - что сексуальное
преступление здесь ни при чем.
 - Все так говорят, - задумчиво произнес сыщик. - Поразительно, до
чего неохотно приемлет неприемлемое человеческий разум.
 - Вот что, - сказал Марвин, - если бы вы дали себе труд ознакомиться
с фактами, то заметили бы, что речь идет о наглом мошенничестве. Мотивы
преступления - деньги и самоувековечение.
 - Это-то я знаю, - ответил сыщик. - И если бы не процессы сублимации,
так бы мы и считали.
 - Какими же еще мотивами мог руководствоваться преступник?
 - Самыми очевидными, - сказал Урдорф. - Классический синдром. Видите
ли, этот малый действовал под влиянием особого импульса, который принято
обозначать особым термином. Преступление совершено в тяжелом состоянии
давнего проективного нарциссова комплекса.
 - Не понимаю, - пробормотал Марвин.
 - С таким явлением малоосведомленные люди, как привило, не
сталкиваются, - утешил его сыщик. - А что это значит?
 - Я не могу углубляться в дебри этиологии. А если вкратце, то синдром
вызывает смещение себялюбия. Попросту говоря, больной влюбляется в
другого, но не как в другого. Скорее он влюбляется в другого, как в
самого себя.
 - Ладно, - смирился Марвин. - Поможет это нам найти того, кто украл у
меня тело?
 - Вообще-то нет, - сказал сыщик. - Но это нам поможет его понять.

Повторение пройденного
orangetreedizzy
Чем foo1() отличается от foo2() ?
Что будет выведено на экран foo1() и foo2() ?
//--------------------------------------------------------------
#include "stdafx.h"
using namespace std;
struct man
{
int *arr;
int ww[10];
int busy;
man(int N)
{
arr=new int[N];
for(int i=0;i<N;i++)
{
arr[i]=0;
ww[i]=0;
}
cout<<"Construct"<<endl;
}
~man(){cout<<"Destruct"<<endl;}
};
void foo1(man &p)
{
p.arr[1]=5;
p.ww[1]=5;
}
void foo2(man p)
{
p.arr[1]=5;
p.ww[1]=5;
}
int _tmain(int argc, _TCHAR* argv[])
{
man var(10);
foo1(var);  ////////////////////////  foo2() - ?  !!!
cout<<var.arr[1]<<endl<<var.ww[1]<<endl;
return 0;
}
Tags:

Ай да Пушкин.
orangetreedizzy
Поэт! не дорожи любовию народной.
Восторженных похвал пройдет минутный шум;
Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,
Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

Ты царь: живи один. Дорогою свободной
Иди, куда влечет тебя свободный ум,
Усовершенствуя плоды любимых дум,
Не требуя наград за подвиг благородный.

Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;
Всех строже оценить умеешь ты свой труд.
Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит
И плюет на алтарь, где твой огонь горит,
И в детской резвости колеблет твой треножник.

С женского форума.
orangetreedizzy
- ...Категорически отказывался одеть презерватив, когда я настояла, посадил меня на себя и не проявлял никаких реакций пока я на нем прыгала. Попрыгав и поняв что мне ниче не светит, я переместилась в коленно-локтевую и демонстративно замерла, пока он не сподобился пристроиться. В общем кое-как кончила, он долго брыкался-брыкался, жаловался, что к презервативам непривычный (ути, бедненький, какой впечатлительный), в итоге тоже кончил.

- Сначала раз 20 спросил хочу ли я куни. Потом спустился ТУДА. Зырнул на меня оттуда. Лизнул. Сказал "Ммммм", начал процесс и каждые несколько секунд смотрел на меня ОТТУДА как из окопа. Мне было не айс, поэтому я с живым интересом наблюдала за его действиями

- После секса в душе громко ржал. Спрашивала - чего смеешься-то? - Как чего? Потрахалсо!

О наболевшем
orangetreedizzy
Мужик приходит на порностудию устраиваться актером. Его заводят к
продюсеру, тот говорит:
- Раздевайтесь, хочу на вас посмотреть в
рабочей форме.
Мужик раздевается, продюсер видит, что
необходимый предмет у кандидата свисает до колен.
- О, вы нам подходите. Пройдите в следующий
кабинет, пройдете тестовые испытания.
Мужик:
- Понимаете, есть одна проблема. Он не
работает. - Не волнуйтесь, - отвечает продюсер, - у нас
есть такие препараты, что даже у мертвого все
заработает.
- Увы, у меня не работает совсем.
- Тогда вы нам не подходите.
Мужик помялся-помялся и говорит: - Скажите, а может быть вам нужны
отрицательные персонажи?

Про Бардовскую песню
orangetreedizzy
Боян-боян-боянище, но смешно...

Песни под гитару бывают четырех основных типов.

1. За перевалом перевал

Это героические песни о героических людях героических профессий: бурильщиках,
стропальщиках, верстальщиках и т.п.

Метод исполнения: соло. Взгляд вдаль. Публике полагается сидеть с суровыми
лицами и не смотреть друг на друга: о серьезном надо думать в одиночку.

Ключевое понятие: преодоление.

Вокабулярий: магистраль, тайга, туман, пронзило, застыло, настоящий,
будни, река, нелегкий, вертолет, надолго, вспоминать и т.п.

Типичная рифма: век - человек.

Главная мысль: есть такое слово - надо.

После того, как прозвучал последний аккорд, надо несколько секунд посидеть в
тишине. Можно тяжело вздохнуть, закурить, или крякнуть, опрокинуть в себя
кружку спирта и широким жестом вытереть губы.


2. Ласточка моя нежная.

Это в порядке компенсации за постоянный героизм. Дескать, и мы лирики не
чуждаемся.

Метод исполнения: вполголоса, проникновенно.

Вокабулярий: солнышко, встречаться, разлука, суждено, моя рука, твоя рука,
вспоминать и т.п.

Типичная рифма: вновь - любовь.

Главная мысль: ты только жди.

Признак мастерства - не глядеть во время песни на ту женщину, которой эта
песня посвящена. У нее от этого страсть разгорается. Страсть, разумеется,
платоничская. Главная отличительная черта таких песен - бесполость. В
песнях Пугачевой и то больше секса, честное слово.

Остерегайтесь женщин, которым нравятся такие песни (как, впрочем и песни
любого другого из перечисленных видов). Во время первого свидания такая
женщина потащит вас в лесок и там, кинув кокетливый взгляд (из-под
"дрогнувших ресниц"), внзапно начнет бегать среди берез, цепляясь руками
за стволы и хохоча. Предполагается, что вы должны пуститься вдогонку.


3. Когда мы едины, мы непобедимы.

Люди радуются тому, что они не одиноки в своих терзаниях и стремлениях.
После таких песен возникает сплоченность и твердая убежденность в том, что
и весь остальной мир страшно рад такому единению, и вообще - все люди
братья. То есть, существуют, конечно, придурки и снобы, которые не любят
песен под гитару, но их так немного, что говорить смешно.

Метод исполнения: хором и с озорными поглядываниями друг на друга. Потом, если
хорошо пошло, стоит взяться за руки или даже обняться и начать раскачиваться в
такт.

Вокабулярий: вместе, плечо, гитара, свеча, навсегда, навеки, вопреки,
дружба и т.п.

Типичная рифма: года - города - никогда.

Из всех видов песни под гитару этот наиболее социально опасный, поскольку
чем больше народу в хоре, тем лучше получается. Слышать должны все. В
последнее время такие песни особенно хорошо идут в хоровом исполнении с
больших сцен. Это называется "сборный концерт": разные исполнители шарашат
по две-три песенки, а потом все вместе - что-нибудь из своих гимнов. То
есть либо "Возьмемся за руки, друзья", либо "Как здорово, что все мы здесь
сегодня собрались".

4. Песенка про песенку.

Чтобы избежать упреков в постоянной серьезности, наши самодеятельные
поющие таланты иногда позволяют себе пошлить. Часто это песенки про
животных и прочие непотребства. Зверушки в этих песнях препотешные!

Метод исполнения: в основном дуэтом. Лучше - разнополым. Еще лучше -
семейным. Из главных приемов следует выделить взаимные подмигивания и
сюсюкающий вокал, иногда доходящий до имитации голосов животных (как их
себе представляют исполнители). Преобладают уменьшительно-ласкательные
формы, от чего коэффициент сюсюканья утраивается.

Вокабулярий: понарошку, спозаранку, солнышко, лыжи, печка, свечка, полянка,
пенек. дружок, пирожок и т.п.

Типичная рифма: ку-ку - ку-ка-ре-ку

Главная мысль: отсутствует. Hе пытайтесь понять, о чем эти песенки. Чем
меньше смысла, тем лучше: тогда у человека неискушенного может возникнуть
иллюзия, что не обошлось без скрытого смысла. До сих пор попадаются
идиоты, которые верят, что песенка про "большой секрет для маленькой
компании" - это блистательно замаскированная сатира на Политбюро ЦК КПСС.
Среди любителей песни под гитару вообще бытует мнение, что это именнно они
развалили советскую империю.

Слова паразиты
orangetreedizzy
Я такой...

А я такая иду. А волосы такие назад. А ноги такие вперед. А под ногами лед. И я такая хуяк. ©

Мудрость
orangetreedizzy
Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало ешь,
И лучше пей один, чем вместе с кем попало!

  О. Хайям. Переделано мною.

Анекдот
orangetreedizzy
- Алло, это телефон доверия ФСБ?
- Да, Константин...

Анекдот
orangetreedizzy
- Эй, зачем ты пьешь эту грязную воду с озера,
со всей деревни говносток сюда выходит!
- What did you say?
- Я говорю: двумя руками черпай